dunaev_es (dunaev_es) wrote,
dunaev_es
dunaev_es

Categories:

Старики на демонстрации несут плакат: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство».

— Вы что, рехнулись? Когда у вас было детство, товарища Cталина еще на свете не было!
— За то и спасибо.
В 30-х годах ХХ века по СССР прошел мощный вал политических репрессий, организованных "великим вождем" Иосифом Джугашвили-Сталиным. Сталин очень боялся потерять неограниченную личную власть и быть привлеченным к ответственности за совершенные ранее злодеяния, например, раскулачивание и массовую смертность от голода в 1931-33гг, когда умерли не менее 7 млн. советских граждан. Массовые репрессии были тщательно обоснованы теоретически: так, по мнению сталинцев, в СССР классовая борьба обострялась по мере продвижения к светлому будущему, поэтому репрессии нужно усиливать и усиливать. Уничтожались целые слои населения: священники, фермеры-«кулаки», партийная оппозиция, прочие "подозрительные" и "несознательные" граждане.

На фото: главный исполнитель репрессий 1937-38гг. Н.Ежов и главный организатор репрессий 1937-38гг. И.Сталин

Документы НКВД бесстрастно фиксируют сухие цифры: за период с 1929 по 1933 год было арестовано около сорока тысяч только церковнослужителей. В одной только Москве и Московской области было арестовано четыре тысячи человек. Большая часть арестованных была приговорена к заключению в концлагеря, остальные - расстреляны. По данным правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий в 1937 году было арестовано 136.900 православных священнослужителей, из них расстреляно - 85.300; в 1938 году арестовано 28.300, расстреляно - 21.500; в 1939 году арестовано 1.500, расстреляно - 900; в 1940 году арестовано 5.100, расстреляно - 1.100; в 1941 году арестовано 4.000, расстреляно - 1.900.

Всего советских граждан арестовано в 1937-38гг. 641 762 чел. Из них приговорено к ВМН: 328 618. Осуждено за шпионаж в пользу: Польши - 56 663, Японии - 34 565, Германии - 27 432, Латвии - 11 490, Финляндии - 5804, Ирана – 5859, Англии – 5459, Эстонии – 5401, Румынии - 3789, Китая – 2178, Греции – 2171, Болгарии – 1065, других стран – 9273. Итого шпионов осуждено: 171 149 чел. - примерно 10 полноценных дивизий! Террор ст. 58 п.8 УК: 15 585. Диверсии ст.58 п.9 УК: 47 185. Вредительство ст. 58 п.п.7, 14 УК: 44 564.Повстанческая контрреволюционная деятельность: 55 193. Итого "террористов-диверсантов-вредителей" осуждено: 333 676. Если сложить "шпионов" с "диверсантами", получится почти круглое число: 504 825. Полмиллиона "врагов народа"! Контрреволюционные агитация и пропаганда ст.ст. 58 п. 10, 59 п. 7 УК: 57 366. Это которые позволяли себе «ляпнуть» что-то не то в адрес власти, рассказать анекдот. Освобождены прокуратурой и судами: 4 325.

В период с 1937г. по 1939г. расстрелы были поставлены на поток.

"Большой террор" проводился по всей территории СССР и затронул все слои общества, по регионам и областям согласно постановлениям Политбюро и приказам НКВД были составлены разнарядки: сколько расстрелять и сколько посадить. Эти разнарядки впоследствии услужливые организаторы репрессий на местах часто предлагали изменить в сторону увеличения. Сегодня рассекречено достаточно документов НКВД, свидетельствующих о системе политических репрессий в СССР при Сталине. Вот, например, выдержка из рапорта оперуполномоченного НКВД по г.Бодайбо Иркутской области по фамилии Кульвиц на имя начальника УНКВД:

  "Немецкая разведка - по этой линии дела у меня плохие. Правда, вскрыта резидентура Шварц... но немцы должны вести дела посерьезнее. Постараюсь раскопать. Финская - есть. Чехословацкая - есть. Для полной коллекции не могу разыскать итальянца и француза... Китайцев подобрал всех. Остались только старики, хотя часть из них, 7 человек, изобличаются как шпионы и контрабандисты. Я думаю, что не стоит на них тратить время. Уж слишком они дряхлые. Наиболее бодрых забрал".

Источник: 'Дело Кульвица', т. I, л. д. 192., Архив ФСБ по Иркутской области. Дело 7912.

Не осталась в стороне и армия, десятки тысяч военных были уволены, попали в лагеря и тюрьмы, расстреляны. Против бывших офицеров Императорской армии, служивших в РККА, велась целенаправленная работа на уничтожение их, как неблагонадежных кадров. Одной из крупнейших акций в этом направлении стало так называемое дело "Весна", или "Гвардейское дело". В 1930-1931гг. по данному делу были арестованы следующие лица:

  - преподаватели Военно-политической академии им. Н. Г. Толмачева: бывший генерал Н. А. Морозов, полковник А. А. Герарди, генерал Л. Ф. Тарасов и другие;

  - служащие Артиллерийской технической школы: Г. Н. Костылев, Г. П. Слюсаренко и другие; военные топографы: бывший генерал И. И. Селиверстов, С. Н. Силин и другие;

  - офицеры Артиллерийского управления: бывшие генералы Н. Н. Крыжановский, В. В. Гун, И. И. Алмазов и другие;

  - военные инженеры Военно-технической академии РККА: бывший генерал Ф. И. Зубарев и другие;

  - бывшие преподаватели Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ: бывший генерал А. В. Сапожников, И. П. Михайловский, Г. А. Свидерский, Б. Л. Розинг, Б. В. Люба и другие;

  - бывшие офицеры различных полков лейб-гвардии: Московского (бывший полковник П. М. Яковлев, полковник Н. А. Мельгунов и другие), Семеновского (бывший генерал Я. Я. Сиверс, Н. А. Кавтарадзе, Д. А. Шелехов и другие), Преображенского (бывший генерал Е. М. Казакевич, капитан Н. А. Гудим и другие), Павловского (бывший генерал Н. Г. Дединцев и другие), Измайловского, Егерского, Гренадерского;

  - свыше 300 морских офицеров, в том числе председатель Научно-технического комитета Балтфлота Н. И. Игнатьев, начальник Управления военно-морских сил РККА М. А. Петров, начальник штаба морских сил Балтийского моря А. А. Тошаков и другие.

  Только в Ленинграде по данному делу была расстреляно в мае 1931г. свыше 1000 человек.

Наиболее массовый террор был организован в 1937-38гг. Из показаний А.П.Радзивилловского - бывшего заместителя начальника УНКВД по Московской области (цитируется по Заключению Главной военной прокуратуры от 11.01.1957г. Л.230-231 Т. "Судебное производство" ЦА ФСБ РФ АСД Р-9000 на Тухачевского):

  "Фриновский в одной из бесед поинтересовался, проходят ли у меня по материалам какие-либо крупные военные работники? Когда я сообщил Фриновскому о ряде военных из Московского военного округа, содержащихся под стражей в УНКВД, он мне сказал о том, что первоочередной задачей, в выполнении которой, видимо, и мне придется принять участие, - это развернуть картину о большом и глубоком заговоре в Красной Армии. Из того, что мне говорил Фриновский, я ясно понял, что речь идет о подготовке большого раздутого военного заговора в стране, раскрытием которого была бы ясна огромная роль и заслуги Ежова и Фриновского перед лицом ЦК... Поручение, данное мне Ежовым, сводилось к тому, чтобы немедля приступить к допросу арестованного Медведева (бывший начальник ПВО Красной Армии)... и добиться от него показаний с самым широким кругом участников о существовании военного заговора в РККА. При этом Ежов дал мне прямое указание применить к Медведеву меры физического воздействия, не стесняясь в их выборе..."

В июне 1937 года состоялся Военный Совет при Наркоме обороны. К.Е.Ворошилов довел до собравшихся военачальников информацию о "предательстве" и "заговорщиках" в рядах Красной Армии. Тут надо отметить, что раз Ворошилов был наркомом обороны, значит, широкомасштабный "заговор" созрел в армии именно при нем. Выкручиваться из такой двусмысленной ситуации ему было нелегко, и делал он это по классической для тех времен процедуре: сначала бурно каялся, что не разглядел "врагов", потом пытался объяснить свои "ошибки" объективными обстоятельствами, и в заключении энергично призывал гром и молнии на головы "предателей". Вот некоторые цитаты из его выступления:

  "Я как народный комиссар... откровенно должен сказать, что не только не замечал подлых предателей, но даже когда некоторых из них (Горбачева, Фельдмана и др.) уже начали разоблачать, я не хотел верить, что эти люди, как казалось, безупречно работавшие, способны были на столь чудовищные преступления. Моя вина в этом огромна. Но я не могу отметить ни одного случая предупредительного сигнала и с вашей стороны, товарищи... Повторяю, никто и ни разу не сигнализировал мне или ЦК партии о том, что в РККА существуют контрреволюционные конспираторы..."

  Присутствовал лично И.В.Сталин, слушал очень внимательно, и сам выступил. В своем выступлении он пояснил, что нет ничего удивительного в таком количестве "шпионов", так как разведки иностранных государство не дремлют. Вот выдержки из его выступления:

  "Товарищи! Я вижу на ваших лицах мрачность и какую-то растерянность. Понимаю, очень тяжело слушать о тех, с кем вы десятки лет работали, и которые теперь оказались изменниками Родины. Но омрачаться не надо. Это явление вполне закономерное... Иностранная разведка всегда интересовалась Вооруженными Силами нашей страны, расставляла шпионов, засылала резидентов..."

  Далее Сталин увязал аресты военных с подрывной деятельностью видных деятелей ВКП(б) - Троцкого, Бухарина, Енукидзе и других, и заявил о существовании широкомасштабного заговора в стране. Он заявил о том, что участники заговора действовали в интересах германских фашистов, а некоторые из них были связаны также и с японской разведкой."

  Далее состоялись прения по докладу Сталина. Военные вели себя по-разному. Значительная часть из них всячески клеймила позором арестованных военачальников, и заявляла, что всегда думала о них плохо. Другие, более мужественные люди, высказывали сомнение в правильности таких массовых репрессий против заслуженных и широко известных командиров. Выступая с трибуны, командующий Закавказским военным округом Н. В. Куйбышев (родной брат видного деятеля ВКП(б) Валериана Куйбышева) назвал боевую подготовку войск неудовлетворительной. "Основная причина этого в том, - заявил он, - что округ в кадровом отношении сильно ослаблен". На это последовала успокоительная реплика Ворошилова: "Не больше, чем у других". Комкор Н.В.Куйбышев - "агент германской, польской, литовской и японской разведок" - был расстрелян в августе 1938 года. К.А.Мерецков, только что вернувшийся из Испании, начал было говорить о важности внедрении опыта войны в Испании для боевой учебы войск, однако Сталин перебил его, и спросил об отношении Мерецкова к "предателям". Мерецков заявил следующее:

  - Мне непонятны выступления товарищей, говоривших здесь о своих подозрениях и недоверии. Это выглядит странно: если они подозревали, то почему до сих пор молчали? Я Уборевича ни в чем не подозревал, безоговорочно ему верил и никогда ничего дурного не замечал.

  Сталин перебил Мерецкова такой репликой:

  - Мы тоже верили им, а вас я понял правильно...

  Эту зловещую фразу Мерецков оценил в полной мере тогда, когда был арестован, однако ему удалось уцелеть. После начала войны он был в числе некоторых генералов, которых выпустили из мест заключения по распоряжению Сталина, и направили на фронт.

Не скатился до холуйского подпевания Сталину и комдив Кучинский Дмитрий Александрович - начальник Академии Генштаба РККА. Кучинский не стал кривить душой и отметил, что с И.Э.Якиром его связывали и служебные отношения, и настоящая дружба. Он отметил, что всегда доверял Якиру и высоко ценил его как командующего, как военного профессионала. Кучинский прекрасно знал, какое большое влияние на дела наркомата обороны имел командарм, что целый ряд крупнейших вопросов строительства Вооруженных Сил, разработки оперативных планов, решались только после консультаций с И. Э. Якиром. Это смелое выступление дорого обошлось комдиву, через несколько месяцев он был расстрелян, а вслед за его арестом последовал настоящий кадровый погром в возглавляемой им Академии Генштаба.

  Выступивший Г.И.Кулик превзошел по хамству по отношению к "отверженным" и лизоблюдству перед начальством всех, кто подпевал Сталину и Ворошилову. Он вспомнил, как Уборевич и Якир считали его, Кулика, "бездарным", обозвал "дураком" Корка, командующего войсками Уральского военного округа Горбачева - "провокатором", начальника штаба МВО Степанова - "сволочью", а начальника ГПУ Гамарника - "первой сволочью". Кулик не просчитался: Сталин начал особо благоволить к нему, а через несколько дней после Военного Совета - 14 июня - Кулик получил долгожданное звание командарма 2-го ранга. Заняв вскоре пост заместителя наркома обороны, Кулик в разгар боев на Халхин-Голе вмешивался в управление войсками и пытался скомпрометировать Г.К.Жукова, непосредственно руководившего операцией. В 1940 году, несмотря на многие неудачи в ходе финской кампании, он получает звание Маршала и Звезду Героя. С началом войны попал в окружение под Белостоком, затем, получив под командование 54-ю армию, не сумел организовать ее взаимодействие с войсками Ленинградского фронта. Сдал врагу Керчь и Ростов, за что был разжалован в звании до генерал-майора. Далее был направлен руководить армейскими кадрами. После войны был отправлен в отставку, и, как "вышедший из доверия", в 1950 году был расстрелян.

Александр Васильевич Горбатов - легендарный командарм Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза - в момент ареста командовал дивизией в звании комбрига. Через несколько месяцев пыточного следствия над ним состоялся суд, который занял 5 минут. В приговоре значилось: 15 лет тюрьмы и лагерей, плюс 5 лет поражения в правах. Как и многих, осужденных по 58-й статье - их называли "политическими" - его отправили в Колымский край. Нужно однако отметить, что получение срока для военного, арестованного в 1937-1938гг., можно считать невероятной удачей, так как подавляющему большинству арестованных военных выносился смертный приговор. Александр Васильевич прошел через "ежовское" следствие, колымские лагеря, войну, и оставил нам книгу подробных воспоминаний о пережитом, называется она "Годы и войны, записки командарма". Вот несколько цитат из данной книги, относящихся к лагерному периоду жизни легендарного военачальника:

  "Как-то утром пришла за кипятком большая группа женщин. У каждой было в руках по два ведра. От них я узнал, что прибыл эшелон женщин, осужденных по статье 58. Командир 7-го кавкорпуса Григорьев был арестован год назад; не исключено было, что среди арестованных находится и его жена. Еще будучи на свободе, я слышал о том, что часто арестовывали сперва мужа, а потом жену. Спросил женщин, нет ли среди них Марии Андреевны, жены командира корпуса Григорьева.

  - Нас так много... Мы не знаем, есть ли среди нас такая, - сказала одна из женщин. - А что ей передать, если ее увидим?

  - Скажите, чтобы пришла за кипятком завтра утром, что ее хочет видеть Горбатов, командир дивизии. - Хорошо, поищем, спросим, - раздались голоса. Когда на следующий день утром женщины снова при шли за кипятком, среди них оказалась не жена Григорьева, а ее племянница, которая воспитывалась у них с малых лет, а затем вышла замуж за начальника особого отдела дивизии Бжезовского. Сперва арестовали ее мужа, а потом вскоре и ее.

  - Вот где встретились, Александр Васильевич, - сказала она.

  - Да, Любочка. Не ожидал увидеть вас когда-нибудь в такой обстановке.

  Ее обвинили в шпионаже, осудили, и она следовала на Колыму."

Приводимые в различных источниках данные о количестве репрессированных военных в значительной степени расходятся. И.Пыхалов имеет репутацию исследователя, которого никак нельзя заподозрить в так называемом "очернительстве" политики Сталина, и он утверждает следующее: в течение 1937-1938 гг. в армии, с учётом всех последующих пересмотров дел (изменений статей и восстановлений), было репрессировано 17 776 человек командного состава, из них 9 701 было уволено и 8 075 арестовано.

  Многие военнослужащие, прошедшие через первые этапы репрессий (исключение из партии или увольнение из армии), вступали на единственно доступный путь борьбы за своё спасение, направляя жалобы и апелляции в вышестоящие органы. Поток жалоб был настолько велик, что бюрократический аппарат не успевал их разбирать. В начале 1938 года главный кадровик Наркомата обороны Е.А.Щаденко составил справку, в которой указывалось, что в наркомате скопилось 20 тысяч вовсе не рассмотренных жалоб и 34 тысячи жалоб, по которым не принято окончательного решения.

По архивным данным можно оценить динамику чистки в сухопутных войсках (из статьи "Военные кадры накануне войны" Ф.Б.Комал):

  1935г. - уволено 6198 чел.,

  1936г. - уволено 5677 чел.,

  1937г. - уволено 18658 чел.,

  1938г. - уволено 16362 чел.,

  1939г. - уволено 1878 чел.

  Если учесть возврат в армию 12,5 тысяч ранее уволенных военных, то общая цифра потерь за данный период составит примерно 36 тыс.чел. Определенная часть этих людей была уволена из армии не по политическим мотивам, но из динамики цифр таблицы видно, что их число не могло превышать одной трети от общего числа уволенных. Следовательно, с высокой долей вероятности общее число уволенных по политическим мотивам составило около 24 тыс.чел. Допустим, Пыхалов прав и всего было арестовано около 8000 чел. Однако хуже всего то, что основной удар пришелся именно на высший комсостав. С мая 1937 года по сентябрь 1938 года были репрессированы около половины командиров полков, почти все командиры бригад и дивизий, все командиры корпусов и командующие войсками военных округов. За небольшим исключением, были арестованы все начальники управлений и другие ответственные работники наркомата обороны и Генерального штаба, все начальники военных академий и институтов, все руководители Военно-Морского флота и командующие флотами и флотилиями. Вслед за Тухачевским были арестованы и расстреляны все остальные заместители наркома обороны - Егоров, Алкснис, Федько и Орлов. Доля репрессированных была тем выше, чем более высоким был этаж военной иерархии. Из 837 человек, которым в ноябре 1935 года были присвоены персональные воинские звания (от полковника до маршала), было репрессировано 720 человек. Из 16 человек, получивших звания командармов и маршалов, уцелели после великой чистки только Ворошилов, Будённый и Шапошников. Фактически было уничтожено несколько поколений высших военных управленцев, военачальников, обладающих реальным опытом управления войсками в бою. Чем выше был ранг репрессированных, тем большей в их составе была доля расстрелянных. Из 408 работников руководящего и начальствующего состава РККА, осуждённых Военной коллегией, 401 был приговорён к расстрелу и только семь - к различным срокам заключения. Всего до 1941г. погибли в сталинских застенках более 500 высокопоставленных военных - от маршала до комбрига. Подавляющая часть из них была расстреляна, 63 человека - умерли в тюрьмах и лагерях, 8 - покончили жизнь самоубийством. В результате предвоенных репрессий Красная Армия лишилась больше военачальников высшего звена, чем за все годы Отечественной войны.

Источники:

1. сайт www.rkka.ru в разделе "Энциклопедия" (автор-составитель Дмитрий Чураков)

2. О.Ф.Сувениров, монография "1937 год. Трагедия РККА."

3. Черушев Н.С, Черушев Ю.Н. 'Расстрелянная элита РККА 1937-1941'

4. Пыхалов И. "Масштабы сталинских репрессий" http://www.thewalls.ru/truth/repress.htm

5. Хаустов В.Н., Наумов В.П., Плотникова Н.С. (составители), "Россия, ХХ век. Документы. Лубянка. Сталин и Главное Управление Госбезопасности НКВД в 1937-1938." МОСКВА, 2004.

6.Межирицкий П.Я. "Военные исследования" http://wcry.narod.ru/mezhiritsky/03.html

Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments