dunaev_es (dunaev_es) wrote,
dunaev_es
dunaev_es

Астраханцы ловят селёдку

Плотные косяки Астраханской селедки поднимаются с моря в дельту Волги на икромет. Сегодняшние правила рыболовства для Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна ловить сельдь в Волге запрещают, но многие рыболовы по инерции продолжают считать эту необыкновенную рыбу желанным трофеем.




1. Немного истории

Когда-то отдельные экземпляры волжской селедки достигали исполинских размеров – чуть ли не метр в длину при весе в несколько килограмм. Такую селедку волжские рыбаки уважительно называли «залом» — мол, даже в стандартную бочку для засолки не помещается. Приходилось селедочные тушки для засолки «заламывать» — сворачивать полукольцом.

И было это не то что бы во времена глубокой старины, а совсем недавно — в 70-80-е годы у Волгограда встречались экземпляры сельди до двух килограммов. Но, увы, все последнее десятилетие средний вес заходящей в Волгу и Ахтубу из Каспийского моря сельди «пляшет» на отметке 300-400 граммов. Какие уж тут заломы. Такое вырождение залома в более неприметную и менее жирную рыбешку специалисты-ихтиологи связывают с резким изменением условий нагула и размножения рыбы, как в Каспии, так и в самой Волге.

Во времена российских императоров волжскую селедку можно было спокойно выловить за тысячи километров от Каспийского моря – чуть ли не в Каме, или даже в Москве-реке, прямо под стенами Кремля.

До постройки волжских плотин отдельные косяки сельди поднимались до устья Оки или даже Ярославля и Рыбинска. В наши дни выше Волгоградской ГЭС основная часть нерестового стада сельди из моря уже не поднимается. В самом Волгоградском водохранилище и вверх по реке в Куйбышевском пресноводном «море» выше Самары сельдь теперь образовала не слишком многочисленные «оседлые» стада, которые никогда пресной воды не покидают.

2. Почему «бешеная» сельдь

150-200 лет назад к волжской сельди применялось пренебрежительное название «бешенка». Саму селедку при этом боялись даже употреблять в пищу, считая вредной: вместо этого варварски пускали на вытапливание жира.

Название «бешенка» рыба получила за то, что во время нереста сильно плещется в воде. Черноспинка шла по Волге большими плотными косяками в сотни тысяч экземпляров. На отмелях, по свидетельству гуру советских и российских рыбаков Леонида Сабанеева, она издавала шум, затмевающий шум плиц колес волжских пароходов».

Нерест бесчисленных стад сельдей был коротким и бурным. На скате после хода ослабевшая сельдь погибала в больших количествах, страшно кружась и выбрасываясь на берег. Видя на поверхности воды огромное количество рыбы, которая вертится вокруг своей оси, волжские рыбаки создали легенду: якобы, попадая из соленой морской в пресную воду, сельдь из Каспийского моря начинает подвергаться некой загадочной болезни – «кручению», «бешенству». Употреблять в пищу такую «сомнительную» рыбу жители приволжских губерний категорически отказывались. И лишь в 60-70-е годы XIX века, после специальных разъяснений науки и властей, из местной селедки на Волге рыбопереработчики начали изготавливать настоящие деликатесы.

3. Штрафы за ловлю — путаница в видах

Сельдь в Каспийском море – рыба довольно странная. Ее научная систематика крайне запутана. Первый вид обитающий в Каспийском море — это Пузанок. Второй вид — это сельдь Кесслера, одни ученые как на духу утверждают, что в Волге обитают два самостоятельных подвида — сельдь кесслера (черноспинка) и волжская (астраханская) сельдь. Другие не менее аргументировано говорят, что из-за строительства на Волге каскада плотин «кесслеровская» и волжская сельди к нашему времени образовали один биологический вид – «волжская малотычинковая». Она по образу жизни, питанию, срокам нереста совмещает в себе признаки двух прежних форм. Похоже, что такая гипотеза ближе к истине, особенно с учетом резкого снижения средних размеров каспийской сельди относительно былых «заломов». Волжская сельдь — вид занесён в Красную книгу России.

Так вот штраф за ловлю первого вида — Пузанка от двух тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией судна и других орудий добычи (вылова) водных биологических ресурсов или без таковой.

А вот за ловлю второго вида — Волжской сельди уже грозит более суровая ответственность согласно статье 8.35 КоАП: Уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных или растений, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч пятисот до пяти тысяч рублей с конфискацией орудий добычи животных или растений. Плюс придётся за каждую заплатить по 250 руб.

или

Согласно статье 256 УК РФ «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов»:
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

4. Печальный итог

Былое рыбное величие Волги полностью утрачено. Возведение на реке огромных малопроточных водохранилищ-морей, варварское загрязнение, браконьерский лов — все это постепенно «переселило» на страницы Красной книги большую часть привычных волжских деликатесов: белорыбицу, каспийскую миногу, осетровых и волжскую сельдь. В магазинах эту нежнейшую по вкусу рыбу в наши дни точно не встретишь.

Увидеть волжскую сельдь теперь можно разве что в садках самых отчаянных рыбаков-любителей, которые не обращают внимания на полный запрет лова этой рыбы в любом регионе Поволжья.

Эксперты считают, что для того, чтобы волжская сельдь снова была распространена, необходимы специальные меры охраны: улучшение экологической обстановки в бассейне Волги и развитие искусственного воспроизводства. Но пока подвижек к лучшему нет.

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments