October 26th, 2012

Солженицын: "От верховной власти, доведшей Россию до нынешнего гибельного состояния, я принять награ

Биография
Александр Исаевич Солженицын, 1918 г.р.

Со стороны отца Солженицын происходит из старинной крестьянской семьи. Исаакий Семёнович учился в Харькове ,потом в Москве, ушёл добровольцем на войну; на фронте, летом 1917-го женился на Таисии Щербак; был награждён за храбрость. После возвращения домой был ранен на охоте и умер от раны 15 июня 1918 года. Он выведен в "Августе Четырнадцатого" в образе Сани Лаженицына.

Семья матери Солженицына была богатой, дед дал своей дочери Таисии прекрасное воспитание и образование. Брат Таисии, Роман, сорил деньгами, купил "Роллс-Ройс": фотографию этого автомобиля воспроизвела "Литературная газета" в 1972 году, в разгар кампании против Солженицына.

Александр Солженицын родился 11 декабря 1918 года, через шесть месяцев после смерти отца. Детство его мало чем отличается от детских лет его сверстников: маленьким ходит с матерью в церковь, вступает в комсомол, переживает трудности и радости жизни обычного советского школьника. Юный Солженицын -староста класса, любитель футбола, поклонник театра, унаследовав от отца тягу к знаниям, поступает в 1936 году на физико-математический факультет Ростовского университета. С 1939 года он одновременно учится ещё на заочном отделении Московского института истории, философии, литературы. В 1941 году Солженицын заканчивает университет в Ростове и приезжает в Москву на экзамены в МИФЛИ, а 18 октября 1941-го уходит на фронт, сначала простым солдатом, после окончания офицерской школы в Костроме - в звании лейтенанта.

В 1943-ем он получает орден Отечественной войны второй степени, в следующем - орден Красной Звезды, будучи уже капитаном. В 1945-м его переписка с другом "Кокой" попадает под надзор военной контрразведки, раскрывшей "политические негодования" адресатов, обозначавших Ленина уменьшительным "Вовка", а Сталина - кличкой "Пахан". 27 июля 1945 года Солженицын был осуждён на восемь лет исправительно-трудовых лагерей по статье 58-й Уголовного кодекса, пункты 10 и 11.

Пережитое этих лет отражено писателем в таких произведениях, как "Олень и шалашовка", "Дороженька", "В круге первом", "Архипелаг ГУЛАГ".

В 1952 году Солженицын принимает участие в Экибастузской "смуте," после которой лагерный хирург в лагерной больнице оперирует его по поводу злокачественной опухоли в паху. Ткань, иссечённую при биопсии, отправляют на анализ в "вольную" лабораторию, результаты теряются, а больной поправляется и через две недели выписывается из больницы.

После смерти Сталина Солженицын выходит из лагеря на "вечное ссыльнопоселение" в ауле Кок-Терек. Он снимает угол в глинобитной хатке, знакомится с супругами Зубовыми, врачами, такими же ссыльными, как он сам. Под именем Кадминых они выведены в "Раковом корпусе", подлинная история их рассказана в "Архипелаге". Осенью болезнь возобновляется, власти позволяют ему выехать в Ташкент на лечение. Позднее Солженицын сознавался друзьям, что в Ташкент он ехал умирать и писал очень много, полагая, "пока он пишет - у него отсрочка".

В 1956 году Солженицын реабилитирован решением Верховного Суда СССР, в следующие годы живёт в Рязани и много работает:

1959 - "Один день Ивана Денисовича".
1960 - "Свет, который в себе".
1961 - " Крохотки" - стихотворения в прозе.
1962 - "Случай на станции Кочетовка".
1963 - "Матрёнин двор".

Поощряемый вниманием большой читательской аудитории, Солженицын переживает небывалый творческий подъём -начинает "необыкновенно много сразу": "Архипелаг ГУЛаг", "Раковый корпус", "Круг первый", не оставляя работы учителя физики.

В 1967 году "Раковый корпус" получает положительный отзыв Каверина. На открытии Четвёртого Съезда Союза писателей СССР Солженицын обращается к делегатам с открытым письмом, в котором обличает вред цензуры: " Я предлагаю съезду принять требование и добиться упразднения всякой - явной или скрытой -цензуры над художественными произведениями, освободить издательства от повинности получать разрешение на каждый печатный лист". Многим это не понравилось и именно с этих пор, с мая 1967 года, начинается открытая и беспощадная борьба писателя Солженицына против Советской власти (эпизоды этой борьбы описаны в произведении "Бодался телёнок с дубом").

В 1974 году кампания против Солженицына в прессе достигает наивысшего накала. "Литературная газета" печатает статью "о предательской деятельности А.И. Солженицына". Писатель не сбавляет активности: пишет "Письмо вождям", в котором призывает положить конец идеологической монополии марксизма, в интервью агентству печати Си-Би-Эс критикует тех соотечественников, которые эмигрируют добровольно, объявляет о создании "Русского общественного фонда помощи заключенным и их семьям" (доходы от продажи "Архипелага" полностью будут поступать в этот фонд.).

13 февраля Солженицына арестовывают и заключают в Лефортовскую тюрьму. С этого времени он лишен советского гражданства и осуждён на изгнание. Специальным самолётом его доставляют в Западную Германию. Солженицын поселяется в Цюрихе, где живёт его адвокат и где он находит следы Ленина в эмиграции.

В октябре 1976 Солженицын поселяется в США, в штате Вермонт, близ городка Кавендиш. Он покупает около двадцати гектаров земли, на этом участке, кроме жилого дома, он оборудует библиотеку для хранения рукописей и печатных материалов, посвящённых России. В течение последующих трёх лет Солженицын, стараясь не привлекать к себе внимания, посещает различные университеты Америки, обладающие русскими архивными фондами, и упорно работает над "Красным колесом", переделывает первый "узел" "Августа Четырнадцатого" и пишет два новых романа "Октябрь Шестнадцатого" и "Март Семнадцатого".

К концу 80-х общественное мнение в России по-новому оценило жизнь и творчество Солженицына. В июле 1988 года художник Илья Глазунов выставляет картину "Мистерия XX века", где среди прочих персонажей изображён Солженицын. Писатель Виктор Астафьев в телевизионной передаче упоминает Александра Солженицына и говорит, что когда-нибудь его внук посетит могилу великого писателя и попросит у него прощения за Родину.

11 декабря в Москве в Центральном Доме кино состоялся вечер, посвященный 70-летию Солженицына, на котором с приветственными словами выступили А. Смирнов, Ю. Карякин, Ю. Афанасьев. Группа писателей предлагает Секретариату правления Союза писателей СССР восстановить Солженицына в рядах Союза.

В письме к Глебу Якунину Солженицын пишет: "Это правда: все годы изгнания, всеми помыслами и всей работой я - только на родине. И не теряю надежды при жизни вернуться. Но это будет никак не возможно до напечатания в СССР моих главных книг: я не могу вернуться как бы немым, ещё ничего не сказавшим - и тогда начать восполнять сокрытие 50 лет моей работы - как же? Газетными статьями?"

Главные книги А.И. Солженицына увидели свет, писатель возвратился на родину. В 1990 году "Литературная газета" и "Комсомольская правда" публикуют брошюру "Как нам обустроить Россию?", в которой Солженицын высказывает варианты проведения социально-экономических и политических реформ. В этом же году писателю присуждается Государственная премия РСФСР за "Архипелаг ГУЛаг", от которой он отказался, заявив: "Эта книга -о страданиях миллионов, я не могу собирать на ней почёт".

В настоящее время А.И. Солженицын живёт и работает на родине. В своих страстных монологах на телевидении и в газетных статьях, эмоциональных и продуманных, писатель выделяет несколько моментов. Во-первых, то, что пришло после краха коммунизма,- не демократия. Власть принадлежит не народу, "разлитому по всей территории страны", а политиканскому котлу, который "кипит в столице". Это кипение вызывает яростное неприятие писателя.

Во-вторых, старая власть рухнула лишь в верхнем звене, а среднее сохранилось - "в тех же самых кабинетах те же самые рожи". Создаётся "грязный гибрид" уцелевшей номенклатуры и акул финансового подполья, лжепредпринимателей. Если "эта власть без совести, которой будет сторониться честный человек, укрепится, уже не 70, а 170 лет понадобится, чтобы от неё избавиться".

В-третьих, противостояние "демократов" и "патриотов" гибельно, разрушительно для России. Солженицын держится на расстоянии от обеих "партий" не только потому, что это новое, по существу большевистское размежевание опять ставит превыше всего своекорыстные интересы, круговую поруку и сомнительные Уставы. Новые ярлыки, может быть, и удобны для целей политиканства, но глубоко фальшивы.

Первичным для Солженицына остаётся нравственное состояние общества: "Если совесть не проснётся, никакая экономика нас не спасёт". В этом выражении очевиден не только заряд нравственности, но и разумной государственной политики, которая, имея дело с народным сознанием, не может замыкаться на голом чистогане или голом монетаризме.

Мысль Солженицына ясна: в России даже на политическом рынке, неизбежном при демократии, не прожить без незыблемых нравственных авторитетов, без великих людей-объединителей. О них все книги А.И. Солженицына.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

мой был расстрелян прямо в кабинете лично секретарем ЦК партии Азербайджана Багировым.

Александр Глезер

К диссидентству я пришел через изобразительное искусство и события, связанные с оккупацией Чехословакии. До этого был вполне советским человеком и хотя в 1956 году узнал, что дядя мой был расстрелян прямо в кабинете лично секретарем ЦК партии Азербайджана Багировым, что его жена, моя тетя, сестра матери, была отправлена в лагеря, а всю нашу семью сослали (от меня это скрывали) в Северный Казахстан, считал это преступлениями сталинского времени. А все, что происходило при Хрущеве — дело Бориса Пастернака, погром в Манеже, арест Синявского и Даниэля, — рецидивами сталинизма, с которыми можно бороться в рамках системы. Этакая наивность! В конце 1966 года я познакомился с Оскаром Рабиным, а 22 января 1967-го организовал выставку 12 нонконформистов в клубе “Дружба” на шоссе Энтузиастов. Через два часа ее закрыли. Начался скандал. Я ходил в горком партии, в отделы культуры и пропаганды, пытался объясняться, но тщетно. На меня кричали, мне угрожали (“Мы вас не боимся, мы вас арестуем!” — орал зав. отделом пропаганды), мои доводы, что это, мол, настоящее искусство, его нужно поддержать, вызывали у начальников ярость. А у меня все это вызвало сомнения в качестве системы, при которой мы жили. Тем более что велись откровенные разговоры с Рабиным, а также Андреем Амальриком и другими диссидентами, с которыми я познакомился в этот период у того же Рабина.

Лето 1968 года художники-лианозовцы проводили в Прилуках на Оке. Я поехал вместе с ними. Помню, как в августе с Рабиным и Немухиным мы выезжали на середину Оки и слушали “Свободу”. Я утверждал, что наши не посмеют оккупировать Чехословакию. Рабин смеялся и говорил, что я рассуждаю, как ребенок. Увы, он оказался прав. Тогда-то, после 21 августа, я и стал окончательно диссидентом. С моей точки зрения, хотя диссидентов и было немного, они сыграли огромную роль в жизни страны. Их голоса, доносимые радиостанциями “Свобода”, “Голос Америки”, Би-би-си, “Немецкая волна”, несмотря на глушения, слушали, сам свидетель, не только в Москве и Ленинграде, но и в Тбилиси, Ташкенте, Уфе... И голоса эти, конечно, влияли на мировоззрение многих людей, особенно молодежи, которая в годы оттепели, естественно, стала сомневаться во многих соцпостулатах. Ведь тогда, помимо хрущевских разоблачений Сталина, был опубликован “Один день Ивана Денисовича” Солженицына, зазвучали песни Булата Окуджавы, пошли немыслимые прежде разговоры со старшими...

К середине 70-х годов большинство известных диссидентов оказались на Западе, не по своей воле, конечно. И опять же, думаю, что деятельность диссидентов там сыграла в конечном счете большую роль в развитии событий в России. Ведь диссидентами были основаны журналы (“Континент”, “Стрелец”), издательства (“Третья волна”, “Эрмитаж”), музеи неофициального искусства. Книги, журналы, каталоги выставок засылались в СССР, диссиденты выступали по радиоголосам. Все это, естественно, влияло на людей.

В девятом номере вашего журнала отвечает на анкету о диссидентстве Марья Васильевна Розанова-Синявская. Если судить по ее рассказу, то диссиденты на Западе в основном боролись друг с другом. Это, мягко говоря, неправда. К сожалению, действительно интриг и склок в диссидентских кругах, особенно парижских, хватало. Я и сам всем этим возмущался. Но не интриги все же были главным делом диссидентов в Париже и Нью-Йорке, а попытки, часто успешные, объяснить Западу сущность советского тоталитарного режима. Можно привести много примеров из этой области. Ну, вот хотя бы один. Влиятельные новые французские философы — Глюксман, Фуке и другие долгое время были настроены левацки. Однако “Архипелаг Гулаг” раскрыл им глаза. Они даже стали называть себя детьми Архипелага Гулаг.

Что же касается Марьи Васильевны, не ей говорить об интригах в Париже, ибо она одна из основных заводящих интриги персон эмиграции. Я, разделяющий взгляды Солженицына и Максимова на историю России и ее место в будущем мире, испытал это на себе, но о наших столкновениях говорить не хочу. А вот то, что журнал “Синтаксис” был создан госпожой Розановой для того, чтобы разоблачать не советскую власть, а Солженицына и Максимова, чего Марья Васильевна и не скрывала — были даже целый антисолженицынский и такой же антимаксимовский номера “Синтаксиса”, — факт. А в 1988 году, узнав, что мы поцапались с Максимовым, она позвонила мне и предложила приехать к ней, обменяться журналами (“Стрелец” на “Синтаксис”). В ходе двухчасового разговора Марья Васильевна заговорила о главном:

— Глезер, Вы знаете, что Максимов — агент КГБ?

— Марья Васильевна, в чем угодно можно обвинять Володю, но не в этом же.

— А знаете, кто мне об этом сказал?

— ?

— Профессор Эткинд.

— А он откуда знает?

— Он не знает, а чувствует.

О многом я мог бы здесь написать в смысле интриг Марьи Васильевны и в Париже, и в Нью-Йорке. Но стоит ли? Мы же рассуждаем о значении диссидентства, не деля диссидентов на западников и славянофилов, не рассматривая недостатки тех или иных фигур в диссидентском движении. С моей точки зрения, диссиденты сыграли важнейшую роль в жизни нашей страны, положительную роль. А то, что Синявский, как пишет Розанова, не мог бы жить в России, если бы во главе ее стояли Солженицын или Буковский, это личное мнение диссидента в пору его раздражения в связи с затянувшейся, можно сказать, международной дискуссией между ним и ними. А интересно, впрочем, не интересно, но все-таки: захотели бы Солженицын или Буковский жить при вожде Синявском и его правой руке Марье Васильевне Розановой?

Мальва Ланда

...“Шестидесятники”, начавшие “инако” мыслить после частичного разоблачения Сталина, как правило, не выходили за определенные пределы: кроме страха репрессий, довлел страх идеологический. Правозащитники, за немногими исключениями, разделяли общечеловеческие моральные ценности и придерживались соответствующих норм поведения; даже “во спасение” и в экстремальных условиях не предавали своих товарищей и единомышленников, не оговаривали ни себя, ни других, не порочили свою деятельность, не отрекались от своих убеждений.

От других нонконформистов, также придающих большое значение личной независимости и внутренней свободе, правозащитника отличают озабоченность нарушением прав других людей, дар гражданственности, обостренное чувство справедливости и уверенность, что справедливость немыслима без свободы слова. Не может быть и речи о каких-либо обязательных для диссидентов “правилах”. Если я не подписывала протокол обыска или допроса, то не потому, что так “у нас принято”, а потому, что считала репрессии по политическим и идеологическим мотивам преступлением перед человечеством, и не желала соучаствовать.

Диссидентство, в частности правозащитное движение, адекватно охарактеризовано Сергеем Ковалевым, Игорем Голомштоком, Еленой Боннэр, Григорием Померанцем, Феликсом Световым. (“Знамя”, № 9, 1997. “Диссиденты о диссидентстве”.) Однако некоторые положения этих авторов кажутся мне ошибочными.

Так, я не вижу в сообществе правозащитников — “сколок с советского общества” (С. Ковалев). Не разделяю мнение И. Голомштока, что в условиях либерализации режима снизился “нравственный потенциал” правозащитников. Можно говорить лишь о недостаточно быстрой адаптации к новым условиям, возможностям и ограничениям.

В отличие от И. Голомштока, я считаю, что поборники прав человека могут и должны участвовать в политической деятельности. Сергей Ковалев-политик допустил серьезные ошибки и оплошности. В то же время благодаря его деятельности в Верховном Совете и Госдуме России сформулированы и утверждены законы, соблюдение которых должно обеспечивать реализацию прав и свобод человека, законы, способствующие становлению демократического правового общества. Самоотверженная политическая и общественная деятельность С. Ковалева помогла разоблачению преступлений государства в период чеченской войны...

Так же, как Сергей Ковалев, Лариса Богораз и некоторые другие правозащитники, я считаю, что России необходимы независимые неправительственные организации — гораздо больше, чем создано до сих пор — и действительно озабоченные правами человека.

Ивашов: Сердюкова, скорее всего, будут снимать и сажать

НКФ Русское Дело - помощь соотечественникам в тяжёлых ситуациях.

йПришло время, когда Сердюкова снимут с должности министра обороны и, скорее всего, посадят за тот криминал, который творился во время его нахождения на должности в министерстве, заявил в интервью Накануне.RU президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов.

"Безусловно, это ("Оборонсервис", - прим. Накануне.RU) - бизнес Сердюкова. Он председательствовал там с момента его создания. Также он поставил туда людей с уголовным прошлым, и за счет этого качество обслуживания ухудшилось, а стоимость, начиная от солдатского питания, выросла в два раза", - пояснил Леонид Ивашов.

"Путин назначил Сердюкова еще будучи президентом в 2007 году, а в 2008 году формально Сердюков подчинялся Медведеву, но, по сути дела он никому не подчинялся, и как раз здесь развил свою коммерческую деятельность сполна", - отметил он.

"На сложнейшие генеральские должности он ставил людей с криминальным прошлым, он назначал милых симпатичных дам на те должности, о которых они раньше просто не слышали", - добавил Ивашов.

Он также отметил, что прокуратура и Счетная палата выявляли криминальные факты в работе "Оборонсервиса", на которые и обратил внимание президент России Владимир Путин.

"Сейчас идет очень много информации о криминале в этой структуре, к тому же Путин обратил внимание на эту структуру и на деятельность Сердюкова, и пришло время его снимать и, скорее всего, сажать его и тех, кто вокруг него крутился", - подчеркнул президент Академии геополитических проблем.

"Видимо, Путину нужно было время, чтобы собрать информацию и разрубить этот Гордиев узел", - заключил Леонид Ивашов.

источник

Сердюкова подвела "дамочка с красными ногтями"

Оригинал взят у alex_serdyuk в Сердюкова подвела "дамочка с красными ногтями"

Евгения Васильева (она родилась в 1979 году)  сумела выстроить просто головокружительную карьеру. После школы она поступила на юридический факультет Санкт-Петербурского госуниверситета, причем училась там в одно время со своим будущим шефом Анатолием Сердюковым, получавшим там второе образование. Тогда же в СПбГУ училась и Юлия Зубкова (дочка вице-премьера Виктора Зубкова), которая впоследствии стала супругой Анатолия Сердюкова. (Роман у них начался как раз в университете). Collapse )
По словам Виктора Баранца, та же Евгения Васильева находилась в военном ведомстве на должности, которую до нее занимал генерал-полковник. При этом она позволяла себе кричать на офицеров и оскорблять их, порой используя неприличные выражения. "После общения с ней люди и телефоны разбивали, и плакали, а сделать ничего не могли: начальник аппарата — это очень большая должность", — отметил Виктор Баранец.
Сердюкова подвела "дамочка с красными ногтями" - Росбалт.ру

Астраханскому Совету ветеранов 25 лет!

Сегодня в средней школе № 74, где директором является член нашей партии «Справедливая Россия» Гоголева Надежда Викторовна, прошло мероприятие в честь 25 летия общественной организации Совет Ветеранов России.


Collapse )

Четвертачок другу

Оригинал взят у guzinin в Четвертачок другу
Оригинал взят у drugoi в Первый пошел

© РИА Новости/Михаил Климентьев

26.10.2012, Италия | Бывший премьер-министр Италии, близкий друг российского президента Владимира Путина и медиамагнат Сильвио Берлускони был сегодня приговорен к четырем года тюрьмы по делу о финансовых махинациях в компании Mediaset, сообщает Лента.ру. Любитель вечеринок с проститутками оказался еще и обыкновенным шаромыжником.

Чёрная полоса путинского охранительства

Оригинал взят у kiberbob2000 в Чёрная полоса путинского охранительства
Оригинал взят у manachboriska в Чёрная полоса путинского охранительства
86.78 КБ

Он не мог не сесть.

Всё это чморьё, невесть откуда взявшееся, откровенно куражащееся над странами и народами, владык которых их поставили изображать - не может кончить хорошо.

Ну, первый пошёл. Друг России, закадычный приятель декор-президентов с одинаковыми ухватками, надежда и гордость верующих во вставание с колен. Тупо посадили. Год назад невозможно было представить.

Путинское охранительство, ошарашенное видом растрёпанного Сердюкова на пороге дома возлюбленной, скорее всего, ещё не очухалось настолько, чтобы понять метафору посадки Берлускони, ну да мы никого не торопим, время работает на нас.
================

Адвокат: После приговора Берлускони некоторые в России должны задуматься

Суд приговорил Берлускони к 4 годам тюрьмы и штрафу в 10 млн евро

Астраханский следственный комитет пытается выровнять счёт с астраханским УФСБ

Оригинал взят у daryanoff в Астраханский следственный комитет пытается выровнять счёт с астраханским УФСБ
Средства массовой информации публикуют историю о, якобы, похищении сотрудниками астраханского Управления ФСБ некоего дагестанца Нурединова.

В частности, Независимая газета сообщает, что, якобы, Нурединов был насильно похищен 22 апреля с.г. возле астраханской гостиницы «Лия» группой неизвестных лиц: «Некоторые из похитителей были одеты в форму сотрудников полиции. Они затолкали Нурединова в автомобиль «Газель» и увезли в неизвестном направлении в сопровождении двух автомашин «Лада-Приора» серого и черного цвета».

Сам Нурединов, оказавшийся в Астрахани из-за болезни отца, в 2009 году в числе семи жителей Дагестана обвинялся в подготовке покушения на мэра Хасавюрта Сайгидпашу Умаханова, однако был оправдан судом присяжных в Дагестане. Представители астраханского СК утверждают, что в похищении Нурединова оказались замешаны несколько сотрудников УФСБ по Астраханской области.

«Чекистский след» в «деле Нурединова» был, якобы, взят 23 апреля с.г., когда на следующий день после похищения родственники Нурединова, начавшие его поиски, обратили внимание на некоего гражданина Сергея Смеяна, который попытался обманным путем проникнуть в номер исчезнувшего дагестанца в гостинице «Лия». Как оказалось, житель Астрахани Смеян, пытавшийся неудачно вынести из номера Нурединова его вещи и деньги (около 240 тыс. руб.), застигнутый врасплох, признался, что является агентом ФСБ. Когда родственники Нурединова потребовали доказательств, Смеян привез их к оперуполномоченному УФСБ Игнатьеву, которого назвал своим куратором и который немедленно отпустил Смеяна безо всяких объяснений. Примечательно, что позднее Смеян скрывался от астраханских следователей в доме у родителей Игнатьева.

По данным «НГ», Смеяном и Игнатьевым перечень подозреваемых в причастности к похищению Нурединова не ограничивается: в уголовном деле сегодня фигурируют фамилии еще трех сотрудников УФСБ (их данные имеются в распоряжении «НГ»).

От себя хочется добавить, как бы не сложилось дальнейшее развитие событий, вся эта история похожа на месть Астраханского Следственного комитета за возбуждение Астраханским УФСБ нескольких уголовных дел в отношении коррумпированных сотрудников СК в последние несколько месяцев.

рис. Пункт-А

Зажрались ... с-с-су-у ... слуги народа!

Депутаты Государственной думы пожаловались на высокие цены и не слишком большие порции в думской столовой.
«Нас удивляет вопрос о высоких ценах, видимо, депутаты и сотрудники Госдумы давно не обедали вне Госдумы», – сказал Хреков, пресс-секретарь управделами президента России. Collapse ) (политика и политики)