October 3rd, 2013

В прокуратуру Советского района...

                                                                                                                                         Прокурору Советского района
                                                                                                                                         Садирову Интимаку Сабировичу
                                                                                                                                         От председателя совета дома
                                                                                                                                         пр. Воробъёва 12/2
                                                                                                                                         Дунаева Е.С.

                                                                       Заявление

Прошу Вас провести проверку и привлечь к уголовной ответственности неизвестных лиц, которые помимо воли собственников жильцов дома, юридический адрес: проезд Воробъёва 12 корпус 2, проникли в  помещение  на первом этаже, где установлен обще домовой электрощит, и установили прибор учёта электроэнергии № 3000000196640. Назначение и функции этого прибора собственникам жилого дома до настоящего времени не известны.
По мнению собственников жильцов это действие подпадает под уголовную статью "САМОУПРАВСТВО".
Дополнительно сообщаю, что по нашим сведениям, установка прибора учёта электроэнергии в электрощитовой  нашего дома согласована с ОАО "Астраханская энергосбытовая компания" Управление реализации энергии по г. Астрахани. ул. Сов. Милиции дом 23. тел. 44-53-93, 51-67-00.
Наш дом обслуживает организация ООО ЭксКом-5" которая находится по адресу ул. Звездная 9/1,
Компания может оказать помощь и дать необходимые свидетельские  показания  на  фирму,  сотрудники которой предположительно и занимались самоуправством.


После того как я отправил в ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНУЮ прокуратуры заявление, мне пришло вот такое сообщение:

78-106-36-157.broadband.corbina.ru
Ваше сообщение успешно отправлено. Ожидайте пожалуйста ответ.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

«Ничего личного, только бизнес»

 Прочитал я статью смотри ниже и вспомнил советское время, когда я служил в Севастополе, учебный отряд подводного плавания.
Порядки были суровые старослужащие издевались над новобранцами, как им пьяный ум ночью подсказывал. Офицеры всё это знали и поощряли. А если кто был на гауптвахте, тому не надо напоминать как там издеваются над военнослужащими.
Физические раны заживают и забываются, а душевные и психологические раны остаются на всю жизнь.
При развитом социализме  ни куда нельзя было пожаловаться, сейчас время меняется в лучшую сторону и это хорошо.

Доклад СПЧ, представленный после посещения Надежды Толоконниковой в исправительной колонии напоминае

Доклад СПЧ, представленный после посещения Надежды Толоконниковой
в исправительной колонии напоминает посещение М. Горьким "Соловки" не верите читайте:

БУРЕВЕСТНИК РЕВОЛЮЦИИ СТАЛ СОЛОВЬЕМ СЛОНА

Максим Горький в окружении соратников из ОГПУ инспектирует Соловецкий концентрационный лагерь. Соловки, 1929.

"В июне 1929 года М. Горький посетил Соловецкий концентрационный лагерь, где были собраны многие русские интеллигенты, находившиеся там только за свои личные убеждения. Ему разрешили посещать все части острова, беседовать с любым из заключенных. Он выслушал множество жалоб и просьб, сочувствовал, обещал помочь, а приехав, никому не помог и, более того,написал статью в "Известиях", восхвалявшую систему большевистского рабства, созданную на Соловках для русских людей." (Олег Платонов. История русского народа в XX веке. Т.I. Глава 72. М.: Изд-во "Родник", 1997. 896 с.)

Максим Горький (1929 год):"...Часы показывают полночь, но не веришь часам; вокруг —светло, дневная окраска земли не померкла, и в бледно-сером небе — ни одной звезды. Здесь белые ночи еще призрачней, еще более странны, чем в Ленинграде, а небо — выше, дальше от моря и острова... Очень смущает это странное небо — нет в нем ни звезд, ни луны, да кажется, что и неба нет, а сорвалась земля со своего места и неподвижно висит в безграничном, пустынном пространстве...

С моря кажется, что земля острова тоже бурно взволнована и застыла в напряженном стремлении поднять леса выше — к небу, к солнцу. А Кремль вблизи встает как постройка сказочных богатырей". (Цит. по кн. проф.Г.А.Богуславского"Острова Соловецкие").

Максим Горький. Соловки. Очерк. Журнал "Наши достижения", 1929.

Поехали в Детколонию. Как культурно! - каждый на отдельном топчане, на матрасе. Все жмутся, все довольны. И вдруг 14-летний мальчишка сказал: "Слушай, Горький! Всё, что ты видишь - это неправда. А хочешь правду знать? Рассказать?" Да, кивнул писатель. Да, он хочет знать правду. (Ах, мальчишка, зачем ты портишь только-только настроившееся благополучие литературного патриарха... Дворец в Москве, именье в Подмосковьи...) И велено было выйти всем, - и детям, и даже сопровождающим гепеушникам - и мальчик полтора часа всё рассказывал долговязому старику. Горький вышел из барака, заливаясь слезами. Ему подали коляску ехать обедать на дачу к начальнику лагеря. А ребята хлынули в барак: "О комариках сказал?" - "Сказал!" - "О жердочках сказал?" - "Сказал!" - "О вридлахсказал?" - "Сказал!" - "А как с лестницы спихивают?.. А про мешки?.. А ночёвки в снегу?.." Всё-всё-всё сказал правдолюбец мальчишка!!! Но даже имени его мы не знаем.

22 июня, уже после разговора с мальчиком, Горький оставил такую запись в "Книге отзывов", специально сшитой для этого случая: "Я не в состоянии выразить мои впечатления в нескольких словах. Не хочется да и стыдно (!) было бы впасть в шаблонные похвалы изумительной энергии людей, которые, являясь зоркими и неутомимыми стражами революции, умеют, вместе с этим, быть замечательно смелыми творцами культуры".

23-го Горький отплыл. Едва отошел его пароход - мальчика расстреляли. (Сердцевед! знаток людей! - как мог он не забрать мальчика с собою?!) Так утверждается в новом поколении вера в справедливость.

МАКСИМ ГОРЬКИЙ - СОЛОВЕЦКИМ ЧЕКИСТАМ:
"МОЛОДЦЫ, ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ ДЕЛО ТВОРИТЕ!"

В 20-х годах в зарубежной прессе часто упоминали ужасы Соловецких лагерей. Западная общественность требовала расследования... В 1929 году для её успокоения в Соловки был послан Максим Горький. Якобы эту идею предложил Иосиф Сталин. Соловчане-заключенные это событие описывают так:

Профессор Юрий Чирков - соловецкий з/к. Рисунок по фото с сайта www.sakharov-center.ru«К приезду высокого гостя Соловки привели в пристойный вид: побелили здания в порту и внутри кремля, обновили лозунги, насадили цветы, выдали новую одежду тем, кто был в состоянии работать, а "доходяг" перевезли в глухие лагпункты, скрытые в лесах большого острова или на других островках архипелага... Убирали с глаз и известных общественных деятелей, с которыми Горький мог встречаться в прошлые годы.

Вначале все шло гладко. Горький любовался Соловками... Ему показали электростанцию, док, мастерские,ботанический сад, систему каналов, соединяющих озера между собой и морем, уникальную монастырскую библиотеку. Он, конечно, знал, что все это сотворено монахами, как и чудесные постройки кремля, но делал вид, что верит в рассказы о преобразующей деятельности соловецкого начальства, и щедро хвалил: "Хорошо-то как! Молодцы, замечательное дело творите! Опишу, опишу!"

Потом Горький захотел посмотреть Секирную гору. Начальство не смело перечить и предоставило гостю экипаж, свита разместилась на дрожках и поехали. На Секирной горе Горький и церковь знаменитую посмотрел, и маяк, и пейзажами полюбовался, особенно серебряной гладью озера Красного, изукрашенного зелеными островками. И захотелось ему к этому озеру проехать, благо было до него всего километра два. Тут-то и произошла беда.

На перекрестке дороги Горький повстречал колонну лагерников-лесорубов. Они шли попарно. Каждая пара несла на плечах тяжелое бревно. Согнутые спины, опущенные головы, рваная одежда, лапти на ногах. Сбоку колонны шли стрелки. При виде начальства колонна остановилась, головы поднялись. Остановился и экипаж Горького. Он сидел, опираясь на трость, и растерянно смотрел на серые истомленные лица.

— Алексей Максимович, здравствуйте! — закричал кто-то из колонны. Несколько пар бросили бревна и устремились к экипажу... — Это Горький, Горький! — кричали в колонне. — Горький! Спасите нас! Мы погибаем!.. — Алексей Максимович, вы меня не узнаете? Мы с вами вместе сидели в тюрьме в 1905 году,— спокойно сказал, сняв шапку, седой иссохший старик. — А потом вы меня в своей газете печатали. Много нас здесь, прошедших через царские тюрьмы, а эту не переживем.

Он закашлялся, сплевывая кровь. Горький стоял в экипаже и тихо плакал... начальник толкнул кучера. Экипаж рванулся.
— Напишите заявление,— крикнул, оборачиваясь, Горький.
— Кому? На деревню дедушке? — крикнул старик и стал поднимать бревно.

Сытые лошади шустро везли экипаж. Горький вытер слезы и сказал: «Светло-то как, а по часам-то в Москве уже ночь». В очерках о Соловках все было в розовых и голубых тонах, и встреча у Секирной горы Алексеем Максимовичем не упоминалась." (Чирков Юрий. А было всё так… / Предисл. А. Приставкина. - М.: Политиздат, 1991. - 382 с. )