November 9th, 2013

Журнал "ИТОГИ" № 36 за 09.09.2013 г. Астраханский предприниматель подал в суд и..оказался под следст

Еще одной и очень немалой кoгорте предпринимателей никакая амнистия не поможет по причине того, что они перешли дорогу не просто конкурентам, а власти. Как правило, местного уровня, очень тесно сросшейся с бизнесом. Что, например, приключилось с астраханцем Павлом Арслановым. Как он рассказал «Итогам», теперь уже бывший мэр города незаконно расторг договор аренды на снимаемое фирмой Арсланова помещение. При этом предложив последнему выкупить его по тройной цене. Арсланов подал в суд и... оказался под следствием.

Наш герой строил дома для молодых семей. Оплачивалось строительство преимущественно из бюджетных средств: часть давал Пенсионный фонд, часть — Росмолодежь. Государственные деньги, как правило, поступали с задержками, сроки сдачи домов потихоньку сдвигались. Все в пределах обычной практики выполнения госзаказа. Уголовное дело было возбуждено в марте 2012 года. Сначала, по словам Арсланова, по все той же «мошеннической» 159 статье, но через полгода переквалифицировано на 160 статью УК («Присвоение или растрата»). Причем размеры ущерба были определены «методом визуального осмотра». «Я видел заключение, клянусь, там так и было написано!» — то ли возмущен, то ли восхищен Арсланов.

Примечательно, что со стороны заказчика претензий к предпринимателю не было. Позднее апелляционный суд отменил приговор в 3,5 года лишения свободы. Отсидел он в общей сложности четыре месяца. «А ведь есть такие, кто по аналогичным делам находится за решеткой по 3—4 года! Это ж какой бизнес-климат такими действиями формируется?!» — удивляется бизнесмен.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Они прямо в открытую мне сказали: «Мы тебя посадим». В суде наглым образом меня приговорили к трем с

Журнал "Русский репортёр" задал 7 вопросов Павлу Арсланову, астраханскому предпринимателю.

Об экономической амнистии
Почти восемьсот человек уже отпущены на свободу благодаря объявленной президентом экономической амнистии. Среди них астраханский предприниматель, сопредседатель регионального отделения «Деловой России» Павел Арсланов. Строителя недорогого жилья формально осудили за задержку сдачи пяти коттеджей. Сам Арсланов убежден: причина в том, что он отказался платить откат одному из местных монополистов.
Алексей Храпов поделиться:
26 сентября 2013, №38 (316) размер текста: aaa
1. Потерпевшие по вашему уголовному делу на следствии и в суде много раз заявляли, что никакого ущерба вы им не причинили. Как объяснить этот парадокс?
Ко мне претензий со стороны заказчиков вообще не было. Наоборот, в суде они сказали, что их заставили подписать показания. Мы столкнулись с монополистом, а монополисты очень даже сильно влияют на правоохранительные органы. С нарушением закона о приватизации город передал ему более сорока помещений без аукционов в счет задолженности. Эти товарищи приходят к нам и начинают вымогать деньги. Они говорят: вы нам наличными вот столько-то и столько-то, и тогда можете забирать магазин, который вы арендовали. На это я не пошел. Они прямо в открытую мне сказали: «Мы тебя посадим». В суде наглым образом меня приговорили к трем с половиной годам.

2. Много ли в тюрьме предпринимателей, которые попали туда примерно так же, как вы?
Голову на отсечение могу дать, что тысячи и тысячи, особенно те, кто сидит за предпринимательство, осуждены незаконно. Это не единичный случай, это поставлено на поток. Эту амнистию Путин подписал — низкий поклон ему, что все-таки он видит, что на самом деле не такие уж предприниматели плохие, что это простые люди, которые, когда остались без работы, стали заниматься своим делом. Вот кто такие предприниматели.

3. Как к вам относились в тюрьме сокамерники и администрация?
В камере было все нормально, все люди там пострадавшие — и праведно, и неправедно. В камерах вообще никаких грубых отношений нет. Работники тюрьмы тоже достаточно корректно относятся к людям. Я, честно говоря, никакого унижения или еще чего-то такого не почувствовал. Аккуратно все, спокойно разговаривают, все вежливые. Может быть, понимают ситуацию.

4. Как вы добивались освобождения?
Мы обратились в «Деловую Россию» с самого начала. Но даже когда Борис Титов добился положительного решения по моему делу и приговор был отменен нашим областным судом, даже тогда областная прокуратура потребовала все-таки оставить меня в СИЗО в связи с тем, что я ей «оказывал противодействие». То есть когда человек защищается согласно законодательству и Конституции, это квалифицируется как противодействие прокуратуре.

5. Но выпустили все-таки?
4 июля под давлением Москвы меня выпускают из СИЗО, передо мной извиняются. После этого я просто посмотрел на этих людей, понял, что у них нет совести, бороться с ними бессмысленно, и я подписал все документы об амнистии — уголовное дело закрыли. А сейчас эти товарищи продолжают в том же духе и уже физически угрожают мне и моей семье.

6. На ваш взгляд, нужно ли вообще преследовать за экономические преступления?
Я бы запретил уголовное наказание за экономические преступления по одной простой причине: когда предприниматель попадает в руки правоохранительных органов, они видят, что это кусок сыра. Любого можно нагнуть, сломать и что-то получить. Так нельзя! Только в арбитражах, только в гражданских судах! И даже если этот предприниматель по каким-то хозяйственным причинам не смог выполнить или недовыполнил свои обязательства, надо дать ему время, он в любом случае это сделает.

7. После всего, что с вами произошло, вы продолжаете заниматься бизнесом?
Дальнейшие планы у меня твердо по бизнесу, потому что из-за этих слизняков я не собираюсь бросать страну, где родился. Меня этим дерьмом не напугают.
арсланов

Для кого суббота, а для Шеина настоящая депутатская работа!

Оригинал взят у oleg_shein в Суббота
Проводил прием избирателей. 43 человека.

Долги по зарплате, перерасчет пенсий, платежи по ЖКХ, поиск работы, суды по предоставлению жилья…
Одна история оказалась особенно характерной. Семья русских немцев приехала из Казахстана. А поскольку родственников у них здесь нет, миграционная служба пообещала их депортировать обратно. Попытаемся остановить депортацию, а заодно помочь им уехать в Германию. А что делать?


DSCF7773



После приема побывал на собрании дома с Непосредственным управлением