dunaev_es (dunaev_es) wrote,
dunaev_es
dunaev_es

Categories:

Андрей Дегтерев: Как можно привлечь врача за услугу?



Сегодня повально привлекают врачей по ст.238 УК РФ.  Андрей Дегтерев считает, что это не только не правильно, но и преступно со стороны следователей и судей. Уголовное законодательство дает возможность потерпевшим с помощью необоснованных приговором взыскивать с больниц (государства) миллионы, подавая иски в гражданские суды. В основе лежит приговор. Как можно врача привлекать за услугу????? Предлагаю почитать текст выступления нашего земляка в Совете Федерации астраханцам  и вмести с ними необразованным следователям и великим судьям астраханской фемиды. В Астраханской области самый большой процент по России за ятрогенные преступления.

УДК 342

А.А. Дегтерев, канд. юрид. наук, доц. кафедры уголовного права Астраханского государственного университета (Астрахань, Россия) (e-mail: degterevand@rambler.ru)

Уголовно-правовые аспекты ятрогенных преступлений.

Аннотация. Использование в современной медицине лечебно-диагностической аппаратуры и средств интенсивной терапии не только привело к невиданным ранее возможностям диагностики и лечения болезней, но и вызвало значительный рост нежелательных и неблагоприятных последствий врачебных действий, именуемых ятрогениями. Ятрогении влекут за собой летальный исход, делают людей инвалидами, снижают качество их жизни, увеличивают расходы на лечение. Тем самым нарушаются конституционные права граждан на охрану здоровья и получение медицинской помощи, необходимой для сохранения жизни и улучшения здоровья. Появилась необходимость усиления борьбы с этим злом не только мерами гражданско-правового и дисциплинарного воздействия, но и силой уголовного закона. При расследовании неосторожного преступления, совершенного при оказании медицинской помощи, возникают определенные трудности, обусловленные, с одной стороны, тем, что изучение и оценка собранной по делу информации предполагают использование большого понятийного аппарата, не являющегося традиционным для работников правоохранительных органов, а с другой — незнанием особенностей расследований преступлений этой группы, сложностью формирования доказательственной базы.

Ключевые слова: лечение болезней, ятрогенные преступления, услуга, медицинская помощь, медицинская услуга, уголовное преследование, расследование преступлений, закон, крайняя необходимость, обоснованный риск.

Criminal-legal aspects of iatrogenic crimes.

Annotation. Use in modern medicine, medical diagnostic equipment and means of intensive therapy not only led to unprecedented opportunities for diagnosis and treatment of diseases, but also caused a significant increase in undesirable and unfavourable consequences of medical actions, referred to as iatrogenic. Iatrogenic entail death, make people with disabilities reduces their quality of life, increase treatment costs. Thus, the constitutional rights of citizens to health protection and medical care necessary for the preservation of life and improvement of health are violated. There was a need to strengthen the fight against this evil not only by measures of civil and disciplinary action, but also by the force of the criminal law. When

investigating a careless crime committed in the provision of medical care, certain difficulties arise due, on the one hand, to the fact that the study and evaluation of the information collected in the case involve the use of a large conceptual apparatus that is not traditional for law enforcement officials, and on the other — ignorance of the features of the investigation of crimes of this group, the complexity of the formation of the evidence base.

Keywords: treatment of diseases, iatrogenic crimes, service, medical care, medical service, criminal prosecution, investigation of crimes, law, extreme necessity, reasonable risk.

Охрана здоровья граждан России является одним из главных направлений государственной политики. Конституция РФ гарантирует каждому человеку право на жизнь, право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Стремительное развитие современной медицины и системы здравоохранения в целом, с одной стороны, расширяет возможности совершения различных медицинских манипуляций (трансплантация, экстракорпоральное оплодотворение, имплантация эмбриона и т.д.). С другой стороны, их проведение всегда сопряжено с риском для жизни, здоровья пациентов. Основная задача врача – убедиться в том, что действия, им совершенные в той или иной клинической ситуации, верны, а возникшие осложнения – результат декомпенсации функции органов вследствие заболевания или особенностей организма больного. Совершенно очевидно, что любое вмешательство со стороны врача, даже словесное, может повлечь за собой неблагоприятные последствия.

Медицинские работники, в процессе выполнения своих профессиональных функций, обязаны четко соблюдать правила, стандарты оказания медицинской помощи. Нарушение данных правил, стандартов, особенно в тех случаях, когда это влечет за собой общественно опасные последствия в виде смерти, вреда здоровью пациента, вызывает негативную реакцию со стороны общества, и должную правовую оценку получают не все подобного рода случаи. В сегодняшних условиях при осуществлении медицинской помощи врач лишен индивидуального подхода в лечении и обследовании пациентов. В связи с этим ятрогенные преступления стали высоко латентными.

Медицинская профессиональная деятельность имеет свои специфические черты, которые порой трудно оценить и понять с точки зрения права. Например, побочные эффекты лекарственных веществ. Некоторые из этих эффектов возникают неожиданно, что по своей сути образует уголовное преследование - о ненадлежащем исполнении медицинским работником должностных обязанностей или нанесение неумышленного вреда здоровью. Могут возникать и иные побочные эффекты и они абсолютно неизбежны. Все указанные случаи несут в себе нанесение вреда здоровью. Однако в случае, когда лечение не назначается, речь идет о статье за неоказание медицинской помощи. Получается, что сегодня любой врач, оказывающий медицинскую помощь или не оказывающий ее, становится потенциальным преступником.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ медицинская деятельность — это профессиональная деятельность по оказанию медицинской помощи, проведению медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований, санитарно противоэпидемических (профилактических) мероприятий, а также профессиональная деятельность, связанная с трансплантацией (пересадкой) органов тканей, обращением донорской крови ее компонентов в медицинских целях. В связи с тем, что медицинская деятельность напрямую связана с жизнью и здоровьем людей, она на основании п. 46 ст. 12 Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ (ред. от 04.03.2013 № 22-ФЗ) «О лицензировании отдельных видов деятельности» подлежит обязательному лицензированию. Порядок лицензирования медицинской деятельности регулируется Положением о лицензировании медицинской деятельности (утв. постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. №291).

В Федеральном законе от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлены запреты на куплю-продажу органов и тканей человека, на незаконное проведение медицинской стерилизации. Запрет на клонирование человека регламентирован в Федеральном законе от 20 мая 2002 г. № 54-ФЗ «О временном запрете на клонирование

человека». Запреты есть, а норм об ответственности за нарушение этих запретов в российском законодательстве не предусмотрено. В связи с этими пробелами в законодательстве следственные и судебные органы порой совершают необратимые ошибки.

Для выработки эффективных мер правового воздействия на ятрогенные преступления необходимо проанализировать их сущность, определить систему, а также исследовать вопросы, связанные с криминализацией новых общественно опасных деяний в сфере медицинской деятельности, и дифференциацией уголовной ответственности за уже криминализированные деяния в случае их совершения в процессе исполнения лицом своих профессиональных - медицинских обязанностей.

Преступления, которые совершают медицинские работники при исполнении профессиональных обязанностей, за последние 2-3 года становятся всё более резонансными. Пациенты и их родственники всё чаще обращаются в органы прокуратуры, предварительного следствия и в суд с целью восстановления социальной справедливости и компенсации причиненного вреда. Правоохранительными органами частота возбуждения уголовных дел против медицинских работников сегодня неуклонно стремится вверх. Но уже при возбуждении уголовного дела по преступлениям данной категории – ятрогенным преступлениям,1 возникают различные сложности при квалификации содеянного. Работнику следственных органов необходимо разграничить преступное и непреступное поведение врача, установить наличие или отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния. При этом правомерность медицинской помощи в целом не вызывает сомнений, но в юридической литературе до настоящего времени нет единого мнения о том, какие конкретные обстоятельства в сфере здравоохранения могут исключить преступность деяния.

Но такого рода проблема существовала и в СССР. В советское время одни авторы считали, что к подобным обстоятельствам относится согласие больного –

потерпевшего, так как «такое согласие необходимо в случаях серьёзного вмешательства»2. Другие полагали, что производственный риск является обстоятельством, исключающим преступность деяния, полагая, что «данное обстоятельство имеет иную, не уголовно-правовую природу»3. В статье 39 УК РФ4 «Крайняя необходимость» говорится, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Если говорить про медицинские риски, то следует сказать, что в практической медицине без них не обойтись и каждый практикующий врач Согласно положениям статьи 41 УК РФ5 «Обоснованный риск», указывающий, что «Не является преступлением причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели. Риск признаётся обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам…». По смыслу уголовного законодательства «Обоснованный риск» не только не противоречит медицинскому риску, но и практически по смыслу его дублирует.

Другим не менее актуальным вопросом в правоприменительной деятельности является новое направление – привлечение врача за «врачебную ошибку» в части нарушения норм Закона РФ от 07.02.1992 года №2300-1 «О защите прав потребителей»6. В статье 7 указанного закона говорится, что право потребителя на безопасность товара (работы, услуги): потребитель имеет право на то, чтобы работа, услуга при обычных условиях использования была безопасна

для жизни, здоровья потребителя. Вред, причинённый жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие необеспечения безопасности товара (работы), подлежит возмещению в соответствии со статьёй 14 Закона от 07.02.1992 года №2300-1 «О защите прав потребителей».

При оказании медицинских услуг степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, устанавливается согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 17.08.2007 года № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» и приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24.04.2008 года № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» и не имеет никакого отношения к Закону РФ от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей». В законодательстве степень соотносимости понятий «услуга» и «медицинская услуга» не определена до настоящего времени. Провести сравнительно-правовой анализ указанных понятий невозможно, т.к. в Законе РФ от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей» понятие «услуга» не определена. И напротив в Федеральном законе №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» понятие «медицинская услуга» раскрыта в виде «медицинской помощи», «медицинской услуги» и «медицинского вмешательства»7, и затрагивает физическое или психическое состояние человека но с целью достижения положительного результата. Медицинская помощь – это совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата. Исследуя текст Федерального закона №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» термин «безопасность» применяется к лекарственным препаратам, медицинским изделиям, медицинской деятельности и явно не к медицинской помощи. В связи с этим законодатель включил статью 20

указанного закона «Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и на отказ от медицинского вмешательства», которая гласит, что «…. Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного согласия гражданина … на медицинское вмешательство на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи… »8. Анализируя сказанное под предполагаемым результатом следует понимать, в том числе, и риски наступления нежелательных последствий. В понятие «медицинская помощь» уже заложены определенные риски, поскольку у каждого человека своя индивидуальная реакция организма человека на вмешательство и её ещё никто не отменял с начала врачевания человечества. Сколько людей, столько и возможных вариантов течения периода, охватывающего процесс оказания медицинской помощи. Само понятие оказания медицинской помощи скорее является нормой, стандартом, усредненной величиной. Например, в уголовном кодексе РФ предусмотрена уголовная ответственность и наказание за кражу и эта норма постоянна, но это не означает, что все кражи идентичны между собой, как и лица её совершающие. В медицине это состояние динамического равновесия между био-психо-социальными параметрами деятельности человека и аналогичными параметрами окружающей его среды. Поэтому выставлять медицинскую помощь, как усреднённую величину нельзя. У каждого своя норма, которая зависит от индивидуализирующих характеристик организма человека. Поэтому, медицинская помощь не может отвечать требованиям безопасности в широком – бытовом понимании этого термина, что по сути и закреплено законодателем. Медицинская помощь, медицинская услуга, медицинское вмешательство должны отвечать порядкам оказания медицинской помощи, основываться на стандартах,9 с учетом

клинических рекомендаций и протоколов лечения, разработанных исключительно медицинскими сообществами, а не органами предварительного следствия и суда, как это происходит сегодня. Следователь, прокурор и судья — не врачи, он не могут разобраться даже в простых методах лечения, не говоря уже о сложных хирургических вмешательствах. Поэтому на практике возникают ситуации, когда даже неосторожная оплошность врача очевидна, но доказать ее практически невозможно из-за сложных манипуляций в экспертной деятельности.

Никто не может исключить до конца и риск нежелательных и не благоприятных последствий медицинских вмешательств, даже при плановом оказании медицинской помощи, поскольку абсолютно полностью изучить особенности организма невозможно. А при оказании экстренной медицинской помощи врачи порой действуют на свой страх и риск. Поэтому осложнения медицинской помощи могут развиваться и при правильных действиях врача.

В итоге можно сказать, что понятие «услуга» и «медицинская услуга» по ряду оснований не могут быть тождественными понятиями. Требования, которые предъявляются к безопасности услуга не соотносится с наличием обоснованного риска медицинской услуги и оформлением информационного добровольного согласия. Необходимость приостановления оказания услуги, не отвечающей требованиям безопасности, не соотносится с необходимостью продолжения оказания медицинской услуги при развитии осложнений, медицинская помощь должна быть оказана в полном объёме, даже ранее не запланированном, объёме.

Правоприменимость в уголовном законе понятия «услуга», о которой говорится в Законе №2300-1 в том виде, как гласит закон, находится под сомнением, как и соотносимость, казалось бы, идентичных понятий с Федеральным законом №323-ФЗ. Понятие «услуга» в Законе №2300-1 отсутствует, что не позволяет должным образом полноценно провести правовое сравнение. Применение основных норм Закона №2300-1 «О защите прав потребителей» в контексте «медицинская услуга» явно противоречит положениям Федерального закона №323-ФЗ, что негативно сказывается в расследовании уголовных дел и судебных решений.

Сегодняшнее законодательство требует четкой регламентации и соотносимости понятийных аппаратов Закона «О защите прав потребителей» и Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Кроме того, Закон «О защите прав потребителей» явно не может быть использован для оценки медицинской деятельности.

Библиография

1. Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий, судебная практика, статистика / под общ. ред. В.М. Лебедева ; отв. ред. А. В. Галахова. – М., 2009.

2. Рарог А. И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. – СПб., 2003.

3. Уголовное право России. Части Общая и Особенная / отв. ред. А. И. Рарог. – М., 2017.

4. Уголовное право Российской Федерации. Особенна часть / под ред. А. С. Михлина. – М., 2005.

5. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Б. В. Здравомыслова. М., 2001.

6. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. – М., 2006.

7. Уголовное право. Общая и Особенная части / под ред. М. П. Журавлева, С. Н. Никулина. – М., 2007.

8. Уголовное право. Особенная часть / отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова, Г. П. Новоселов. – М., 1998.

9. Уголовное право. Особенная часть / под общ. ред. Л. Д. Гаухмана, С. В.

Tags: Андрей Дектерев.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments