dunaev_es (dunaev_es) wrote,
dunaev_es
dunaev_es

Сегодня исполняется ровно 1 год парламентским «выборам», свидетель астраханец.

Сегодня исполняется ровно 1 год парламентским «выборам», после которых вся страна увидела истинное лицо партии «Единая Россия» и узнала цену «легитимности» избранных от этой партии «депутатов».
Нижеследующий материал был написан числа 6-7 декабря 2011 года и оставлен мной без изменения до сегодняшнего дня. Поэтому прошу читателей снисходительно отнестись к некоторым словесным «пассажам» и, местами, к излишней эмоциональности в оценках происходившего.

ДЕНЬ ОБОРОТНЯ
ИЛИ СУТКИ В ОККУПИРОВАННОМ ГОРОДЕ.


Маски сброшены. «Единая Россия», не особо таясь, фактически призналась, что плевать она хотела на Конституцию России и права её граждан.
На фоне того тотального «беспредела», который мы увидели в минувшее воскресенье, выборы 90-х годов кажутся образцом честности и открытости.

Наиболее разрушительным по своим последствиям для нашего общества и его будущего явилось то, что находящаяся у власти группировка смогла заставить участвовать в этом позорище учителей, врачей и правоохранительные структуры.
Теперь мы все точно знаем, чтоогромное количество учителей, призванных «сеять разумное, доброе, вечное», с легкостью необыкновенной способны демонстративно, нагло и многократно нарушать закон. И ничего им за это не будет.

Теперь мы все точно знаем,

что очень уважаемые в своей профессиональной среде врачи способны, абсолютно открыто, нарушать законы России и им тоже за это ничего не будет.
Теперь мы точно знаем, что они все, вместе взятые, могут сколько угодно совершать беззакония на глазах сотрудников правоохранительных органов и те не только не будут им в этом препятствовать, а совсем даже наоборот…
Чем же были так мотивированы все эти люди, остается только догадываться.

После того, что происходило в воскресенье, имеют ли правоохранители моральное право требовать с остального населения соблюдения законов России и Астраханской области?
Формально-бумажное право, да еще подкрепленное силой табельного оружия и спецсредств, у них, конечно же, остается, а вот морального, пожалуй, уже и нет.

5 декабря 2011 года астраханцы проснулись в другой стране. В какую эпоху мы возвратились, в феодализм или в рабство, пока не очень понятно, но прежней страны, где была хотя бы видимость соблюдения Закона, больше нет. Осталось ощущение человека, на один день попавшего в оккупированный врагом город.
Но не будем углубляться в моральные аспекты, анализ и оценки, а попробуем воспроизвести сокращенный вариант хроники «выборов», например по 21-му избирательному округу нашего родного города Астрахани.

В 8.00 приезжаем к только что открывшемуся избирательному участку №581, находящемуся в областной онкологической больнице. Поднимаемся в помещение УИК и с ходу наталкиваемся на почти идиллическую картинку – прямо в кабинках для голосования, люди в белых халатах заботливо подсказывают больным, где надо ставить свои «крестики» и «галочки».
Включаем видеосъемку и подходим к одному из «подсказчиков» в должности заглавврача с вопросом, почему бы не предоставить голосующей пациентке возможность самой решить, за кого голосовать?

В ответ получаем угрозы выкинуть камеру и приказ лейтенанту полиции «выведите их отсюда». Понадобилось довольно продолжительное время, чтобы разъяснить доктору, что доверенных лиц и кандидатов в депутаты не получится «вывести отсюда».
Тем не менее, лейтенант пытается на нас давить. Чувствуется, что перед днем выборов прошел тщательный инструктаж. Но кандидатские удостоверения и спокойный тон, в конце концов, охлаждают его пыл.

Буквально через 5-10 минут на нас обрушивается шквал звонков от наблюдателей о том, что председатели УИКов не дают им вести видеосъемку, несмотря на наличие у каждого наблюдателя постановления Центральной Избирательной Комиссии РФ, прямо и безоговорочно разрешающего снимать на камеру «процедуру голосования и подсчета голосов».
Приезжаем в УИК №421 на ул. Студенческой 4«А» и просим председателя пояснить, на каком основании она запрещает нашему наблюдателю выполнять свои функции. Она ссылается на какую-то статью Гражданского Кодекса. Просим её предъявить нам эту статью.
После 15-ти минутного поиска во всех мыслимых местах помещения, председатель УИК извлекает откуда-то листок формата А5 с тремя абзацами текста под названием «Памятка УИК», где нет и намека на законно обоснованный запрет на видеосъемку.
Просим её оставить нашего наблюдателя в покое и тщательнее следить за соблюдением законодательства о выборах. В ответ слышим, что «всё равно снимать не дам».

Но времени убеждать её в обратном уже нет, так как надо срочно быть в 431-м УИКе на ул. Б.Алексеева, д.67«А», где председатель, с помощью майора полиции, отобрала у нашего наблюдателя видеокамеру. Прибываем на место и просим вернуть имущество обратно. С третьей попытки сделать это удаётся. Майор грозится всё равно изъять камеру, но тут, на этот избирательный участок прибывает депутат Олег Шеин с журналистами и дискуссия с полицией как-то быстро сворачивается.

Только выходим на улицу подышать воздухом, как поступает звонок от наблюдателя с 429-го участка о попытке подкупа. Приезжаем к нему. Заметно, что 19-ти летний парень взволнован. Рассказывает, что к нему подошел один из членов комиссии в сопровождении офицера полиции и спросил, сколько он получит денег от нашего штаба.
Услышав ответ, «парламентер» предложил наблюдателю в пять раз больше в обмен на молчание обо всем, что происходит и будет происходить в помещении УИКа. Наш наблюдатель от заманчивого предложения отказался и позвонил нам. Кто там говорил, что молодежь за деньги готова на всё?

Только отъехали, звонок с 425-го УИКа (СОШ №24). Нашего члена УИК с правом решающего голоса внезапно отстранили от выдачи избирательных бюллетеней. Приезжаем, поднимаемся в помещение и видим, что вместо выдачи бюллетеней, нашего человека загрузили написанием объяснительных по поводу «пропажи» 15 бюллетеней.
Пытаемся выяснить, в чем обвиняют нашего члена УИК с решающим голосом. Председатель, не моргнув глазом, но всё-таки покраснев, нехотя отвечает, что были «похищены» 15 бюллетеней и в этом виноват наш член комиссии. Просим показать место, где это произошло. Нам показывают часть стола, за которым сидит парень лет 30-ти и как ни в чем ни бывало, выдает бюллетени вновь прибывающим избирателям из той же стопки, в которой, якобы, уже не хватает этих злосчастных бюллетеней.

Интересуемся у него, сколько времени он тут работает. Выясняется, что где-то минут 30-40 и пропажа как раз при нем и вскрылась. На вопрос, будет ли он тоже писать объяснительные, парень отвечает, что его об этом никто и не просил.
Задаем этот же вопрос председателю УИК и она легко отвечает, что не видит в этом никакой необходимости. Резонно замечаем, что бюллетени, хоть и теоретически, но могли «пропасть» и при нем. Но наши замечания уже начинают заметно надоедать председателю, и она покидает нас, не удостоив ответом.
Нас это не устраивает, и, догнав у кабинета немногословную руководительницу, замираем на пороге!

В кабинете председателя, на столах, подоконниках и даже стульях лежат в большущих пачках и россыпью так и не использованные бланки приглашений избирателей на выборы! Задаем вопрос: «Так почему же не разносили приглашения людям накануне выборов, их же у вас тут хватит с запасом»?!
Ответ был до невозможности простым – получили буквально только вчера, поэтому разнести не успели. Проведя пальцем по первой же упаковке с приглашениями, предполагаем, что именно в этом кабинете СОШ №24 происходят аномальные выбросы пыли, которые за один день могут покрыть находящиеся там предметы её двухнедельным слоем.

Возвращаясь к вопросу об «утраченных» бюллетенях, предлагаем председательнице выяснить истину наиболее простым и скорым способом – путем сравнения количества бюллетеней, находящихся в её сейфе, на столе комиссии и уже выданных по книге.
В случае, если в результате проверки всплывет та самая разница в 15 бюллетеней, говорю ей, то мы сами удалим из комиссии нашего члена УИК с правом решающего голоса.
Тут она говорит нам, что уже вызвала работников прокуратуры. При этих словах у меня, по старой советской привычке, появляется надежда на законное и справедливое разбирательство. Но дальнейшие события вернули меня к нашей «демократической» действительности.

Улыбчивая госпожа следователь лет 25 в куртке с майорскими звездами вроде бы начала предпринимать только ей понятные «следственные действия», но они так часто прерывались хаотичными перемещениями по коридорам и этажам школы, а также переговорами по мобильнику, что понять логику происходящего мы уже не могли.
Тогда я предложил ей то же самое, что и председателю УИК – сосчитать бюллетени на столе выдачи, в сейфе председателя и уже выданные для голосования. Казалось бы, чего проще? Но не тут-то было!
Так оперативно «закрывать» этот вопрос она явно не собиралась. Сняв куртку майора и представ перед нами теперь уже в звании старшего лейтенанта, следователь сообщила, что надо дождаться какого-то более старшего по званию товарища, который и решит все вопросы.

Ожидание «старшего товарища» определенно затягивалось, а наш член УИК с правом решающего голоса так и продолжал оставаться вне процесса голосования.
Тут снова раздался звонок от нашего наблюдателя на 421 участке. Парень почти кричит в трубку о том, что поймал за руку «избирателя», который хотел вбросить в урну пачку бюллетеней такой толщины, что она не пролезала в прорезь!
Уже на ходу говорю ему, чтобы попросил сотрудника полиции задержать «вбросчика» и бегу к машине. Приезжаем опять на 421 участок и, войдя в помещение, спрашиваю наблюдателя, где задержанный? В ответ он лишь беспомощно разводит руками и рассказывает, как пытался взывать к председателю и членам УИК, к полицейскому, с просьбой задержать нарушителя… Бесполезно. Никто не двинулся с места.

Но этим все не ограничилось и, буквально через несколько минут, председатель комиссии заявила, что она ставит вопрос об удалении нашего наблюдателя с избирательного участка! При голосовании по этому вопросу, понятное дело, против удаления высказался лишь один человек – член комиссии от партии Справедливая Россия. Все остальные, включая «оппозиционные», исключительно «за».

Возвращаемся в 24-ю школу в надежде увидеть обещанных старших товарищей из Кировской прокуратуры. Но чуда не произошло. Подтвердились худшие опасения.
Как потом рассказал наш наблюдатель, только мы выехали к 421 УИКу, сразу начались движения по сверке количества избирательных бюллетеней. Очень оперативно был вскрыт опечатанный сейф председателя УИК, и, без свидетелей с нашей стороны, были «пересчитаны» бюллетени. И, конечно же, как и говорила председатель, была обнаружена «недостача» бюллетеней.
Теперь решение УИК об удалении из состава комиссии ее члена с правом решающего голоса от партии Справедливая Россия выносится на самом «законном» в Астрахани основании и обжаловать его бессмысленно хотя бы потому, что на это просто нет времени.

Следующий звонок о попытке вброса поступил с одного из отдаленных избирательных участков за №433, что на Началовском шоссе 5. Но было уже понятно, что нам лучше не покидать надолго район наибольшей концентрации УИКов, расположенных по ул. Куликова, 11 Красной Армии, Б.Алексеева и С. Перовской.
Поэтому даем указание наблюдателю ограничиться составлением акта о грубом нарушении закона о выборах и усилить бдительность.

После такой непрерывной «веселухи» очень хочется есть и мы уже почти твердо решаем, что «война войной, а обед по распорядку», как звонит наблюдатель с избирательного участка №428, что на ул. 11 Красной Армии 13, и докладывает о том, что ему не только удалось задержать неизвестного с пачкой бюллетеней прямо при попытке вброса, но и уговорить сотрудников полиции задержать его! Мы даже не поверили сначала, что в этот день такое возможно!
Заходим в помещение УИКа и убеждаемся, что все, о чем нам сообщил наш наблюдатель – правда. Задержанный сидит под замком в отдельной комнате, а у нас есть возможность рассмотреть бюллетени, которыми он так «искренне» хотел помочь избирательному процессу.

Берем их в руки и думаем, а вдруг это наглая, бесстыжая, лживая и вообще бандитская оппозиция, типа эсеров, коммунистов или «яблочников» решила совершить очередное ужасное преступление против бедных, слабых, беззащитных единороссов и прислала своего наймита с целью добавить ей голосов таким способом.
Но сенсации не случилось и все 17 комплектов изъятых бюллетеней в количестве 51 лист были заполнены вполне ожидаемо – за «Единую Россию» и ее кандидатов. Фотографируем их и передаем майору (почему-то в этот день было так много именно майоров) полиции. Всего за 4 декабря, нашими наблюдателями и членами УИКов было пресечено 6 (шесть) вбросов. И это в условиях, когда им чинились всевозможные препятствия! Реальные масштабы работы «вбрасывателей» мы увидели позже, после вскрытия урн для голосования. Но об этом потом.

Внезапно «просыпается» до этого молчавший УИК №424, что расположен в СОШ №23. Там пытаются удалить из состава избиркома члена комиссии с правом совещательного голоса от Справедливой России. Прибыв на место, пытаемся выяснить причину такого решения у немногословного председателя.
Оказывается, «совещатель» от эсеров совершила, без преувеличения, ужасное – осмелилась шагнуть в направлении урны, чтобы поближе разглядеть какую-то подозрительную возню! Поистине страшный поступок! Ведь председатель УИКа приказал всем стоять вдоль стены и не двигаться! Осталось только уточнить, он при этом команды «Хальт!», «Хендэ хох!» и «Цурюк!» не употреблял?
Беспредельная наглость единороссовских председателей УИКов начинает нас потихоньку заводить. Поэтому тоже начинаем общаться с ним без особого уважения. Как ни странно, но это заставляет его немного сбавить обороты и, по умолчанию сторон, член комиссии от Справедливой России остается на своем месте.

День почти пролетел и мы начинаем решать, кто из наших кандидатов, и на какой УИК, пойдет на подсчет голосов. Но это решилось само собой и очень просто.
Раздался звонок с того самого 428-го участка и член комиссии с правом решающего голоса от справедливороссов сообщил, что приехал наряд полиции и вместе с задержанным за вброс, заодно увез в Кировский РОВД и нашего наблюдателя и самого члена УИКа с правом решающего голоса. И это в седьмом часу вечера, когда до закрытия участков оставалось не более полутора часов!
Стало понятно, что их если и отпустят, то где-нибудь без 5-ти минут восемь, когда они физически уже не смогут добраться за 5 минут с ул. Советской милиции до ул. 11 Красной Армии. Впоследствии именно так и произошло.

Быстро распределяем между собой участковые комиссии и разъезжаемся. Мне достается как раз 428-й УИК, который, после вывоза полицией наших людей, остался практически оголенным и бесконтрольным. Там, правда, остался «совещатель» от справедливороссов, но это – пожилая добродушная женщина, которая никак не сможет противостоять агрессивному напору одних и дружному молчанию других.
В 19.45 захожу в помещение УИКа и в вопросительных взглядах вижу только один вопрос: «Зашел на минутку или останешься на весь подсчет голосов»? Но, видя, как я основательно располагаюсь прямо напротив урны для бюллетеней и поближе к столу комиссии, на лицах председателя, большинства членов комиссии, «наблюдателя» от «Единой России» и двух полицейских, один из которых (надо же!) снова оказывается майором, читается откровенная досада и раздражение. Наверное, на тот момент, еще не вся запланированная «программа» была выполнена.

Незаметно наступает 20.00 и дверь в УИК запирают изнутри на ключ и все ожидают вскрытия урн и начала подсчета голосов.
Почти в это же время, за 3-4 минуты до закрытия УИКа №427 (СОШ №24), в нем происходит следующее: в помещение участковой комиссии забегает всклокоченный парень и орет, что стоящая на улице старенькая ВАЗ 2109 (принадлежащая члену комиссии с правом решающего голоса от Справедливой России) горит!
Реакция вполне предсказуема – хозяин машины бросился на улицу к своему автомобилю, который, к счастью, не горел, но зато «неизвестные» просто варварски изрезали оба передних колеса! Но самое «интересное» оказалось впереди.

Когда взрослый человек пенсионного возраста вернулся к помещению 427-го УИКа, а это было 1-2 минуты начала девятого, то дверь уже была заперта изнутри, и все просьбы впустить его, как члена комиссии с правом решающего голоса, были проигнорированы.
В УИКе у него осталась верхняя одежда и все документы. Так и просидел человек в коридоре школы до глубокой ночи в ожидании окончания подсчета голосов, из которого его выключили «неизвестные», совершив при этом уголовное преступление, причинив умышленный ущерб.

А у нас, тем временем, проходит полчаса, час, затем полтора, но, по непонятным причинам, считать бюллетени никто не торопится. Зато все это время возле урны пытается проявлять активность представитель «Единой России», а упитанный старший сержант, как бы невзначай, закрывает мне прямой обзор, да так часто, что это надоедает, и я прошу его отойти от урны и не загораживать мне видимость.
В какой-то момент даже приходится подойти и встать возле урны, чтобы дать понять, что никаких «дополнений» произвести не удастся.

Далее случается еще один примечательный эпизод. Где-то минут 20 девятого во входную дверь раздается настойчивый стук и что бы вы думали? В отличие от событий в УИК №427, где члена комиссии от СР не пустили в помещение 2 минуты девятого, здесь происходит прямо противоположное – несмотря ни на какие запреты, представитель от «Единой России» спокойно берет у полицейского ключ, отпирает входную дверь и запускает в УИК молодого человека в спортивной шапочке, которого до сих пор не было.
На мой вопрос к председателю и сотрудникам полиции о законности происшедшего, не последовало никакого ответа. И только представитель «Единой России», наверное, как самое главное действующее лицо в УИКе, буркнул, что это член комиссии.
Развивать эту тему без малейшей поддержки от наблюдателей других партий, которые не издали ни звука, не имело никакого смысла и я решил не тратить нервные клетки по таким «пустякам», тем более, что «спортсмен» сидел тихо, к урне не подкрадывался и, по большому счету, никому не мешал.

Где-то в районе 22.00 (!!!), все-таки начали вскрывать урны для голосования. В выносных оказалось очень немного – 22 бюллетеня. Когда вскрыли основную, стационарную урну и высыпали ее содержимое на стол, то, по мере разбора, я насчитал 12 свернутых вдвое, толстых пачек бюллетеней, которые выделялись на фоне остальных, разрозненных. Как они попали в урну в таком виде, догадаться не сложно.
Чтобы не утомлять читателей, сознательно опускаю многие детали происходившей сортировки и «подсчета», но дошло до того, что председатель комиссии, несмотря на мои неоднократные просьбы произносить вслух названия партий, фамилии кандидатов и показывать отметки, демонстративно не стал этого делать. Обращения аж к трём полицейским с просьбой обеспечить соблюдение законных процедур, дружно ими игнорировались.

В итоге, по мнению участковой избирательной комиссии, из 2410 избирателей, проживающих на данном участке, количество проголосовавших составило 1977 человек, или 82%, и, с учетом тех 12 пачек и некоторых «особенностей» подсчета, голоса распределились следующим образом:
По федеральному списку (выборы в Госдуму РФ), «Единая Россия» набрала 1020 голосов или 51,5%, Справедливая Россия – 321 голос или 16,5%, ЛДПР – 260 голосов или 13,2%, КПРФ – 236 голосов или 12%, «Яблоко» - 37 голосов или 1,9%, «Патриоты России» - 34 голоса или 1,8%, «Правое дело» - 6 голосов или 0,3%.

По региональному списку (выборы в Думу Астраханской области), «Единая Россия» набрала 1109 голосов или 56,1%, Справедливая Россия – 343 голоса или 17,4%, КПРФ – 219 голосов или 11,1%, ЛДПР – 196 голосов или 9,9%, «Яблоко» - 40 голосов или 2%, «Патриоты России» - 43 голоса или 2,2%, «Правое дело» - 0 голосов.

По одномандатному избирательному округу, кандидат от «Единой России» О.Боженова набрала 1135 голосов или 57,4%, кандидат от Справедливой России А.Календр набрал 375 голосов или 19%, кандидат от КПРФ Е.Гарина набрала 208 голосов или 10,6%, кандидат от ЛДПР Н.Нигматулина набрала 168 голосов или 8,5%. Данные по остальным 3-м партиям отсутствуют.

По подсчетам наших наблюдателей, реальное количество проголосовавших на избирательном участке №428 составило не более 990 человек, или 41% от общего числа избирателей, проживающих на участке (по состоянию на 15.00, 04.12.2011, их было чуть более 800 человек и после этого часа, голосовать приходили единицы).
С учетом 990 человек, реально принявших участие в голосовании, картина выборов по этому УИКу должна выглядеть так:
По федеральному списку (выборы в Госдуму РФ), «Единая Россия» набрала 96 голосов или 9,7%, Справедливая Россия – 321 голос или 32,4%, ЛДПР – 260 голосов или 26,5%, КПРФ – 236 голосов или 23,9%, «Яблоко» - 37 голосов или 3,8%, «Патриоты России» - 34 голоса или 3,5%, «Правое дело» - 6 голосов или 0,6%.

По региональному списку (выборы в Думу Астраханской области), «Единая Россия» набрала 149 голосов или 15%, Справедливая Россия – 343 голоса или 34,6%, КПРФ – 219 голосов или 22,1%, ЛДПР – 196 голосов или 19,8%, «Яблоко» - 40 голосов или 4%, «Патриоты России» - 43 голоса или 4,4%, «Правое дело» - 0 голосов.

По одномандатному избирательному округу, кандидат от «Единой России» О.Боженова набрала 239 голосов или 24,2%, кандидат от Справедливой России А.Календр набрал 375 голосов или 37,9%, кандидат от КПРФ Е.Гарина набрала 208 голосов или 21%, кандидат от ЛДПР Н.Нигматулина набрала 168 голосов или 17%. Данные по остальным кандидатам отсутствуют.

Завершающим «аккордом» этого действа стало позорное бегство председателя УИК и того самого майора полиции, который тоже убегал из помещения комиссии, но с мешками бюллетеней в руках. Никаких копий итоговых протоколов, при этом, никому из присутствующих выдано не было.
Мои попытки остановить убегающих окликами, успехом не увенчались. Я бежал за ними до стоявшего неподалёку серебристого автомобиля «Форд – Фокус», в который они всё-таки успели запрыгнуть и заблокировать двери.
Тогда я попытался заблокировать сам автомобиль, встав перед передним бампером и не давая машине двигаться вперёд. Но водитель, а за рулём был сам председатель УИК, нашёл возможность протиснуться между другим автомобилем и столбом задним ходом. Этому маневру я уже не смог воспрепятствовать физически, и они, набрав с пробуксовкой высокую скорость, умчались в Территориальную Избирательную Комиссию (ТИК).
Что происходило дальше в ТИКе, это отдельная «песня», на пересказ которой у меня, боюсь, не хватит никакого словарного запаса.
Tags: Незаконная власть.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments